• В ряду воссозданных объектов деревянного зодчества, находящихся под охраной КГИОП и представляющих выявленные памятники культурного наследия, – дом Горностаевой (Монигетти), что на Октябрьском бульваре, 53 в Пушкине. Этот уникальный объект еще недавно представлял собой печальное зрелище. Будущее его казалось предрешенным, однако судьба сложилась иначе, дом не сгнил и не сгорел, как это случается у нас порой, а был продан в 2010 году на аукционе Фонда имущества Санкт-Петербурга в частные руки. О трудностях, с которыми пришлось столкнуться его новым владельцам в ходе реставрации объекта, беседа с Сергеем Ващенко.

    – Вы начали работы в 2015 году, и сейчас они завершены – дом радует горожан своим видом. Не страшно было браться за такое дело?

    – Нет, к работе на объекте мы как профессионалы были готовы. Технически все задуманное выполнили четко: отреставрировали фундамент, стены, заменили перекрытия, крышу, полы, оконные и дверные проемы, восстановили внутреннюю деревянную лестницу, провели отделочные работы, обшили и покрасили фасад здания, в оригинале воссоздали крыльцо и отмостку. Исторический вид обрел и уникальный мавританский балкончик. Все работы мы выполняли в соответствии с проектной документацией и требованиями контролирующих организаций – КГИОП, администрации района и Фонда имущества. В целом со всеми структурами мы находили общий язык, я бы не сказал, что кто-то вставлял нам палки в колеса. Однако из-за неповоротливости нашей бюрократической машины в намеченные сроки мы не уложились и были оштрафованы Фондом на миллион рублей.

    - С чего начались работы, и почему вы выбились из графика?

    – Началось все с оформления документов. Надеялись, что пойдем по графику, однако, затянулась процедура регистрации собственности, которая связана с разработкой охранного обязательства, в результате пришлось повременить и с разработкой проекта. Потом обанкротился научноисследовательский институт, специалист которого занимался этим проектом. Но нам повезло: даже после закрытия учреждения и смены места работы автор проекта не оставила нас и довела дело до логического завершения, за что ей хочется сказать отдельное спасибо. Ирина Леонидовна Войнова – это специалист высокого класса, при непосредственном участии которой реставрировались Гатчинский и Ломоносовский дворцы, деревянные церкви в Архангельской области. Пока разбирались со всеми этими проблемами, дом пришлось законсервировать, чтобы он совсем не развалился. Все цеплялось одно за другое, и в результате стали переноситься договоренности со строителями, ведь никто не будет сидеть и ждать, когда я скомандую начинать работы: люди ушли на другой объект. Пришлось искать новых подрядчиков.

    – И в результате вас оштрафовали на миллион рублей? Но ведь Фонд имущества не имеет надзорных функций, а лишь смотрит за выполнением договора...

    – В том-то и дело. Надзор они не осуществляют, но имеют серьезный механизм –договор, за выполнением которого пристально следят. Для любого объекта у Фонда имущества он типовой и его пункты не корректируются, каким бы сложным ни был объект. Но, видимо, таковы особенности законодательства, действующего вопреки интересам предпринимателей, ведущих воссоздание объектов. То есть подписали договор, восстановили здание, но не уложились в сроки хотя бы на день, и вас, без сомнения, оштрафуют, причем на весомую сумму, изменить которую впоследствии не сможет даже сам Фонд имущества. Это вправе сделать только суд, если оспаривать решение Фонда имущества о штрафных санкциях по договору.

    – То есть не учитывалось, в каком состоянии вам достался объект, насколько сложны запланированные работы?

    – Не совсем так. Этот дом был признан непригодным для проживания, находящимся в аварийном состоянии. Когда мы приобрели объект в собственность, здесь еще жили люди. Последней съехала пожилая женщина – коренная жительница города. Она жила в доме после его приобретения нами больше трех месяцев, вплоть до консервации объекта. Мы не были против, ждали, пока человек разберется со своими жилищными проблемами, просили ее только осторожнее ходить по лестницам: пол был ветхим и мог в любую минуту провалиться, а нам как собственникам пришлось бы отвечать. Обследование объекта мы проводили сами в ходе проектирования. И только на этом этапе стало понятно, какие виды работ необходимо произвести для его спасения. Дом был отключен от всех коммуникаций. Позже нам пришлось их подключать заново, что было непросто, поскольку монополисты в коммунальной сфере живут своей жизнью, а люди – своей. Вообще у нас сложилось впечатление, что за судьбу таких объектов, как дом Монигетти, болеют душой только сами собственники. Они хотят, чтобы там было светло, тепло, чтобы дом был скорее восстановлен. Остальные же требуют ворох документов, которые оформляют слишком долго. За рубежом, например, в европейских странах, такого нет. Там сам подход к работе другой. Заявление на подключение к сетям пишется только один раз, после чего конторы, ответственные за решение вопроса, занимаются всем сами, выставляя только счета на оплату произведенных работ. А у нас, чтобы чего-то добиться , будешь ходить туда, как на работу, а не заниматься своим делом.

    – Так какой же выход? Надо или не надо штрафовать и по какой причине?

    – Штрафовать, конечно, надо, этот инструмент полезен для тех, кто действительно ничего не делает на объектах после их приобретения. В Пушкине немало таких брошенных домов, которые были приобретены раньше нашего, но так и стоят в запустении. Бездействие собственников приводит к судебным тяжбам, в результате которых объекты забирают у владельцев. Это и правильно, потому что необходимо принимать меры к тем, кто ничего не делает. Это служит для них устрашением. Но такие меры неприемлемы для добросовестных предпринимателей, для тех, кто требования выполняет. А у нас получается, что всех стригут под одну гребенку, чего делать нельзя. Объекты культурного наследия – это не типовые объекты и не муляжи, которыми заменяют обычные жилые дома. Для них должны работать особые условия, предусматривающие продление сроков реставрации в связи с форс-мажорными обстоятельствами: ликвидацией проектной организации, плохими погодными условиями. Последнее кажется мелочью, но дом Горностаевой (Монигетти) деревянный, поэтому его нельзя было обшивать в дождливую погоду. Все это, к сожалению, не аргумент для Фонда имущества. Понимание они, конечно, проявляют, но штраф при этом выписывают.

    – Но вы все-таки выбрали именно этот объект, хотя и знали, что он не самый простой…

    – На самом деле мы подавали заявку на два объекта, которые одновременно выставлялись на торги, – дом Монигетти и дом на Павловском шоссе недалеко от железной дороги. Но с финансовой точки зрения и с точки зрения удобства расположения объекта для дальнейшего использования как детского центра дополнительного образования пришлось от второго отказаться. Его купил кто-то другой, но он не был памятником, поэтому его снесли и поставили новый.

    – Вам удается использовать дом именно так, как планировалось?

    – Да, разместили здесь кружки дошкольного образования, курсы для детей.

    – Говорят, на участке возле дома есть легендарный камень. Судьба его очень интересует жителей города. Якобы, он помогает женщинам, имеющим проблемы с деторождением, забеременеть...

    – Мы его никуда не дели и легендарную достопримечательность храним. Лично я о камне узнал от Игоря Павловича Пахорукова – в его бытность председателем Фонда имущества города, с которым мне пришлось общаться по поводу выставленного нам счета.

    – Планируете ли вы брать новые объекты в будущем?

    – С подходом к делу Фонда имущества это слишком накладно и заниматься этим нет никакого желания, причем не только у нас. Поэтому в городе так много деревянных домов, за которые никто не берется и не возьмется, пока не будут пересмотрены условия предлагаемого фондом договора. Об этой проблеме сегодня говорят многие оштрафованные предприниматели, кто добросовестно выполнял обязательства, но все равно оказался в суде. Какой смысл накладывать штраф, если объект уже практически готов? Мы уверены, что решение о штрафных санкциях и их размерах в отношении предпринимателей Фонд имущества не должен принимать единолично. Они должны приниматься коллегиально – совместно с администрациейрайона и КГИОП.


    Текст: По материалам "Царскосельской газеты"
    Фото: Сеть интернет
    Разделы:
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3